Панель управления
Логин
Пароль
 
Календар
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярное
Партнеры сайта
Опрос
Оцените работу движка

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


О ловле луфаря  
Я проводил очередной отпуск на Кавказе и занимался там спортивной рыбной ловлей, хотя изначально я хотел съездить на Мальдивы уже посмотрел видео о Мальдивах и намеревался поехать, но не срослось к сожалению. Вообразите себе мою радость и восторг, когда мне, чисто случайно, довелось обнаружить на черноморском побережье рыбу, ловля которой со спортивной точки зрения гораздо интереснее, чем ловля таких хищников, как щука, жерех и т. п. Достаточно сказать, что средний экземпляр этой рыбы легко рвет жилковую леску толщиной 0,5 миллиметра.

О ловле луфаряЗдесь я хочу рассказать о том, как я обнаружил эту рыбу, как она ловится спиннингом, поделиться своим опытом ловли и сообщить все, что мне удалось узнать об этой рыбе по приезде домой. С ранней весны я стал думать о том, где провести отпуск, чтобы можно было половить спиннингом.

Я мечтал об озере Селигер, где ловятся огромные щуки, а Леонид Алексеевич Витенеев, мой сослуживец, страстный рыболов и постоянный компаньон по подмосковным рыбалкам, склонял меня к поездке на Черноморское побережье.

Много рыб водится в Черном море — более 100 видов, а спиннингом, по существу говоря, ловить почти нечего. Я колебался. Леонид Алексеевич рассказывал мне замечательные истории о ловле закидными донными удочками представителей морской фауны. Его рассказы возымели действие,— я изменил свой первоначальный план и, вместо озера Селигер, согласился поехать на Кавказ вместе с Леонидом Алексеевичем. Об этом я впоследствии не жалел.

Больше врего нас привлекала Абхазия — страна высоких гор, стремительных рек и самого теплого моря. В середине августа мы поездом выехали в Адлер, чтобы оттуда автобусом добраться до мыса Пицунды, который издавна славится своими рыбными богатствами. Здесь можно удить по морскому берегу и в озере Инкит, которое прежде соединялось с морем и теперь богато всякой рыбой.

По приезде на мыс Пицунда мы немедленно приступили к рыбной ловле. Ловили с морского дна и пров,ели на берегу почти сутки. Результаты оказались - плачевными: Леонид Алексеевич поймал четырех морских ершей весом граммов по 200, я — ничего.

Я обратил внимание на то, что рыбу с берега ловили только приезжие курортники, которых очень легко отличить от местных жителей: одеты они большей частью в пижамы и носят темные очки. Местные рыболовы хоть и не ловили рыбу, все же приходили на берег, наблюдали за морем и интересовались нашим уловом.

Я разговорился с одним из местных рыболовов и познакомился с ним поближе. Он оказался сторожем из овощного совхоза и неплохо знал местные условия ловли. Его рассказ для нас был мало утешителен. Выходило, что август месяц на Черном море у берегов Кавказа считается не рыболовным. Поэтому местные рыболовы в это время рыбу не ловят. Он сказал, что есть даже правило: месяц, в кот9ром отсутствует буква «Р», считается на Кавказе не рыболовным.
Однако наблюдения за морем подтверждали рассуждения совхозного сторожа не полностью.

С ним можно было согласиться, только в части донных рыб. В верхних слоях воды и у самой поверхности, наоборот, царило большое оживление. Мы очень часто видели, как на поверхности появлялись косяки нерестящейся хамсы и как она пожиралась ставридой. Повсюду сновали рыболовецкие суда. Это были сейнеры, которые ловили ставриду кошельковыми неводами и сдавали ее ближайшему рыбозаводу в поселке Летзава. Пелагической рыбы было много, но она держалась далеко от берега.

Ставные невода, которых много стояло в заливе около берега, давали незначительные уловы. Мы видели, как рыболовы вынимали из них по утрам всего по нескольку ставрид средней величины. Для нас пелагические рыбы оказались не досягаемыми, так как в Пицунде невозможно достать лодку. Нужно было что-то делать, но мы не видели выхода из создавшегося положения. Случай свел нас с другим местным раболовом. Это произошло в акрыфарте.

За соседним столиком сидел человек и с восхищением смотрел на наши клееные спиннинги, оснащенные катушками заводского производства. Он первый заговорил с нами.

— Товарищи,— сказал он,— что же это вы попусту тратите здесь время? С такими снастями, как у вас, можно ловить хорошую рыбу.

Мы насторожились и поняли, что сейчас может быть дан совет, который необходим нам уже давно. Так оно и получилось.

— Ехали бы вы на Бзыбь,— продолжал он,— там можете взять белорыбицу, лосося,толавля, форель. А ловить начинайте в устье — это самое хорошее место.

Совет рыболова получил немедленное подтверждение, как только мы вышли на улицу: несколько человек несли только что пойманных, очень больших рыб,— таких мы никогда не видели. На наш вопрос, как называется рыба, некоторые говорили, что это белорыбица, другие добросовестно признавались, что не знают названия рыбы.

Рыбы немедленно появились на пицунденском базаре: они были очень эффектны и раскупались нарасхват. Рыбу везли с Бзыби. Добраться до нее не составляло для нас труда. Мы сели в автобус, идущий из Пицунды в Новую Гагру, и, проехав километров восемь, сошли на остановке «Цитрусовый совхоз». Пройдя роскошным тропическим парком и плантациями лимонных и мандариновых деревьев, мы вышли к устью Бзыби на левый ее берег. В парке нам опять повстречались рыболовы с теми же рыбами в руках. Тут же мы сняли квартиру у служащих совхоза ц к вечеру переехали на новое место жительства, распрощавшись с Пицундой.

О ловле луфаряБзыбь берет начало из ледников Бзыбского хребта с очень большой высоты. В верхнем течении реки прекрасные альпийские - луга и пастбища; ниже река течет в узких, глухих ущельях, поросших лесом. Здесь река быстро падает к морю; течение ее очень бурное и стремительное. Только в восьми километрах от устья Бзыбь выходит на равнину, течет более спокойно и впадает в море выше мыса Пицунда.

Утром, чуть только рассвело, мы были на берегу и старательно забрасывали различные блесны, но тщетно — поклевок не было. Домой вернулись с пустыми руками. Через 20—30 минут, следом за нами, пришли спиннингисты, оставшиеся после нас на берегу, и принесли очень крупных рыб, больше тех, которых продавали на базаре в Пицунде.

Позднее мы заметили, что рыба делает стремительные, опустошающие налеты на обитателей морского мелководья, прилегающего к устью реки Бзыбь совершенно неожиданно, и установить сколько-нибудь точно время, когда появляется хищник, нам капалось невозможным: нападение производилось в самое различное время и длилось всего 5—6 минут. Так было и в первый день нашего лова: хищник появился сейчас же после того, как мы ушли с моря домой.

Весь следующий день провели мы в устье реки, и терпение наше было вознаграждено: вернувшись домой, мы восторженно держали в руках пойманных рыб, правда, не очень крупных. После этого мы целыми днями стали пропадать в устье Бзыби.

Так же как и в Пицунде, никто толком не мог сказать, как называется рыба, которую мы ловили. Ясно, это была не белорыбица. Одни называли ее лиферой, другие — луфёрой. Некоторых название рыбы вообще не интересовало. Они говорили, «рыба съедобная и вкусная, а остальное неважно». Мальчишки прозвали рыбу морским ястребом. Это название рыба безусловно оправдала стремительностью и жадностью, с какой ° она нападала на добычу.
Настоящее название рыбы я узнал уже в Москве. Правильное название ее «луфарь».

Все залюбовались пойманной рыбой. В понятии московских рыболовов, даже профессионалов, она была огромна: длиной немного меньше метра, весом около 4 кг; это был крупный экземпляр,— обычная длина рядового луфаря была 600—700 мм с весом 1,8—2,5 кг. Попадались и мелкие луфари длиной около 400 мм с весом 400—900 г. Они также приводили в восторг только что приехавших рыболовов. Мы в первый день сфотографировались держа в руке по маленькому луфарику.

Так же как и у всем хорошо известных морских рыб пеламиды и ставриды, тело луфаря имеет безупречную обтекаемую форму. Но луфарь совсем не похож на этих рыб. С первого взгляда видно, что эта рыба очень сильная. Луфарь скорее похож на судака.

Тело луфаря удлиненное и несколько сжатое; хвостовой стебель высокий; брюхо сжато с боков и образует тупой край, что говорит о вместительном желудке. Голова сразу обличает страшного хищника; рот большой с выдвинутой вперед нижней челюстью; зубы неровные, очень сильные, расположены широко, некоторые из них представляют собой настоящие клыки.

Кость челюстей и жаберных крышек очень толстая и твердая. Жаберные крышки гладкие, без шипов и зазубрин, поэтому пойманного луфаря удобно брать за голову, не боясь поранить руку. Само собой разумеется, если палец попадет в рот, то сильное ранение руки будет гарантировано. Брюшные плавники расположены на груди под грудными; около анального плавника имеются короткие колючки и один колючий луч. Спинных плавников два, как у судака: передний значительно короче заднего; он образован колючими лучами и очень острый. Можно предположить, что луфарь обрезает им лески наподобие того, как это делает иногда сазан. Иначе непонятно, как это небольшой луфарь ухитряется рвать леску толщиной 0,5—0>6 миллиметра.

Луфарь стайная рыба, держащаяся всегда у поверхности. Пелагические свойства луфаря выражены очень сильно. Даже сев на крючок, рыба не уходит в глубину, а сопротивляется в верхних слоях воды. При большом волнении рыбы, как правило, опускаются на глубину, где волнение не чувствуется. Луфарь представляет исключение: он остается на поверхности, маневрируя в волнах. Несколько раз мне пришлось наблюдать изумительную ловкость и силу луфаря.

Погода все время стояла на редкость хорошая, и все же иногда ловить было невозможно. Нередко поднималась большая .волна и полоса действия прибоя расширялась настолько, что закинуть блесну на нужное расстояние не удавалось. Чаще это бывало к вечеру, Солнце к этому времени спускалось уже низко к воде и просвечивало насквозь волны, набегающие на берег. Это давало возможность хорошо просматривать волну.

О ловле луфаряВ волне, которая уже оторвалась от следующих за ней волн и шла по песку, готовая рухнуть, появлялись крупные луфари. Они уверенно маневрировали в толще воды, поднимаясь от основания волны почти до гребня, и успевали покинуть волну в самый последний момент, когда она уже рушилась на грунт. Движение луфарей были легки и стремительны, со стороны казалось, что они движутся в спокойной воде.

Стая луфарей появлялась всегда со стороны Гагр и шла вдоль берега под очень острым углом к берегу, постепенно приближаясь к нему. На своем пути луфари то и дело нападают на косяки более мелкой рыбы.

Очевидно, луфарь крайне прожорлив и истребляет рыбы гораздо больше, чем это необходимо для его питания. За стаей луфарей после нападения на косяк остается след из крови и кусков рыбы. Прежде чем проглотить рыбу, луфарь рвет ее зубами. Возможно, что одну рыбу хватают сразу два луфаря и разрывают ее на куски. Спасаясь от луфарей, такие рыбы, как лобан, выбрасываются из воды, но луфарь продолжает преследовать жертву и в воздухе, делая большие прыжки. Несколько раз мы видели, как луфарь хватает в врздухе рыбу величиной почти в половину ее длины. При потрошении пойманных луфарей больших, заглотанных рыб в желудках у них не оказывалось. Желудки были наполнены мелкими рыбешками, похожими на хамсу, и кусками изодранных крупных рыб. Содержимое желудка всегда было в сильно переваренном виде, и желудки были не очень заполнены. Вследствие очень высокой температуры воды в верхнем слое (29°—30° С), переваривание происходило чрезвычайно интенсивно. Таким образом, рыба все время была как бы голодна и находилась в возбужденном состоянии.

При каждом нападении на косяк стая луфарей задерживалась на короткий промежуток времени, измеряемый несколькими секундами. Несмотря на эти задержки, луфари продвигаются вдоль берега стремительно, замеченная в.отдалении, на расстоянии 1,5— 2 км, стая луфарей оказывалась у устья Бзыби через 3—4 минуты. Здесь вследствие большого скопления рыб луфари задерживаются, делают страшные опустошения в рыбном царстве и многие из них в свою очередь сами делаются добычей спиннингистов, которые с самого раннего утра сидят на берегу и внимательно следят за морем.

Для спиннингиста очень важно уметь заранее замечать подход луфарей. Это, во-первых, избавит от бесцельных, холостых забросов, очень неприятно действующих на психику и изнурительных на палящем солнце; спиннингист сможет экономить силы, которые потребуются в решающие минуты. Во-вторых, позволит правильно определять наиболее целесообразный момент начала забросов. Если упустить одну-две минуты, то можно с уверенностью сказать, что останешься с пустыми руками. Спиннингисты, опоздавшие с забросами, мечутся по берегу как угорелые, но безрезультатно. В-третьих, даст возможность предугадать точку на берегу, к которой луфари подойдут наиболее близко. Таким образом спиннингист сможет точно и быстро метнуть блесну в самую гущу луфарей. Спиннингист находится на берегу не один, и если он быстро не займет наивыгоднейшую позицию, то ее займет другой.

Верным признаком, по которому можно обнаружить стаю луфарей на расстоянии, являются морские птицы. Вот они спокойно сидят на берегу или плавают на волнах и вдруг, все сразу, как по команде, поднимаются и летят в сторону Гагр. Птицы- собираются в одной точке над морем и начинают помогать луфарям истреблять несчастных рыб. Птицы хватают,рыб на лету, когда они выбрасываются из воды, спасаясь от луфарей, и выхватывают их из воды, падая для этого камнем в воду. Все это сопровождается страшными криками. Голоса у морских птиц очень неприятные. Конечно, птицы нападают на стаи мелких рыб не обязательно, когда рыбы преследуются луфарями. Отличительной особенностью присутствия луфарей является то, что птицы, собравшись в одной точке, затем очень быстро начинают перемещаться вдоль берега по направлению к устью Бзыби. В этом случае можно безошибочно сказать, что к устью идет луфарь. Птицы никогда не пытаются напасть на самих луфарей,— для них они слишком велики, и первый спинной'плавник у луфаря настолько остр, что птица легко может распороть об него себе брюхо.

Подход луфарей определяется также по странному поведению морской рыбы' сарган, которая известна у местных жителей еще под названием морской иглы.
Туловище саргана очень длинное, веретенообразное, почти круглого сечения. Продолжением туловища является щучья голова с сильно вытянутыми челюстями клювообразной формы. Плавающий сарган действительно очень похож на большую иглу или скорее даже на стрелу, но, схваченный за- середину туловища и вынутый из воды, под действием собственного веса складывается вдвое,— такой он гибкий. и тонкий. Крупный сарган имеет в длину около 0,5 метра, а весит всего-навсего не более 100 граммов.

Мальчишки, когда в их руки попадает несколько сарганов, хватают их за головы и дерутся ими, как плетками. Удар получается довольно внушительный и, что очень нравится мальчишкам, звонкий.

Пойманные нами или выкинутые на берег волной сарганы были покрыты икрой; мы застали нерест саргана. Он нерестился в море прямо против устья реки, почти у самого берега, на глубине 10—12 метров. Нужно заметить, что понятия о глубинах на реках и в море разные: на средней реке в редком омуте можно найти глубину в 12 метров; на море такая глубина считается мелководьем. У черноморского кавказского побережья имеются места, где стометровые глубины подходят к самому берегу. Луфари с особенной жадностью преследовали нерестящихся сарганов, заставляя их подниматься со дна к поверхности и выбрасываться из воды.

Выбрасывались они совершенно вертикально, делая свечку; при этом под действием собственного веса складывались почти вдвое, образуя в воздухе как бы серебряные дужки. Этих серебряных дужек появлялось над водой сразу очень много, и они всегда были безошибочными признаками подхода луфарей. После появления дужек немедленно появлялись и сами луфари. Они тоже выбрасывались из воды, хватая сарганов в воздухе. Расправа с сарганом происходила у нас на глазах. Очень часто, спасаясь от луфарей, сарганы выбрасывались на берег.

Другая рыба, истребляемая луфарем не менее охотно,— это лобан. Однако выбросы ее из воды не могут служить признаком подхода луфаря: лобан очень бойкая рыба и все время резвится у поверхности. Сарган же никогда по своей воле днем не появляется у поверхности. Он избегает волн и сильного света, поднимаясь к поверхности только в штилевые темные, безлунные ночи.

О ловле луфаряВ тихую погоду, когда почти нет волн, чаще это бывает ранним утром, стаю луфарей очень легко заметить: луфари идут под самой поверхностью воды, держа спинные плавники над водой, а временами показывая и черную спину. Перед стаей спокойная вода покрывается характерной рябью — это плещется атакуемая лу-фарями рыба.

Если иметь сильный полевой бинокль и в внимательно вести наблюдение с левого берега реки, который довольно высок, то стаю можно обнаружить со значительного расстояния.

После обнаружения стаи спиннингист должен немедленно выбрать наивыгоднейшую на его взгляд позицию и приготовиться к забросам. Луфари идут очень быстро и, после того как их удалось обнаружить, почти моментально подходят к устью; здесь они задерживаются и начинают питаться, истребляя все живое.
Увлекшись охотой, луфари выбрасываются из воды, производя сильные всплески; брызги при этом летят в разные стороны. Такие всплески продолжаются от одной до полутора минут. Затем они прекращаются и через очень небольшой промежуток времени возобновляются; это повторяется несколько раз. Общее время пребывания стаи луфарей у устья как уже было сказано выше составляет 5—6 минут. В это время спиннингист должен проявить, максимум умения, ловкости и, пожалуй, выносливости: нужно сделать как можно больше прицельных забросов. Труд вознаграждается немедленно. Если блесна попала в гущу питающихся луфарей, то поклевка будет обязательно.

В этот момент луфарь хватает все, что попадается перед глазами и движется. Блесну следует стараться вести в верхних слоях воды, почти у самой поверхности. Когда море спокойно, это не сложно. Волнение затрудняет маневрирование блесной. При волнении в два балла спиннинговая ловля делается малоэффективной, а при трех баллах практически невозможной. При волнении очень трудно правильно рассчитать глубину проводки блесны: с одной стороны, ее нельзя сильно заглублять,— она уйдет из поля зрения луфарей; с другой — нельзя допускать, чтобы блесна вышла на поверхность; она станет шлепаться с волны на волну и перестанет играть. Если волнение было значительным, то блесна, вышедшая на поверхность, подхватывалась волной и выбрасывалась на берег с такой скоростью, что спиннингист не успевал выбирать леску. В этом случае незадачливый спиннингист получал в руки блесну, в то время как в воде оставалась петля из лески длиной метров в 30—40,

У большинства спиннингистов дела шли очень хорошо: они то и дело выбрасывали на берег крупных луфарей. Через несколько минут весь берег бывал усеян рыбами.

Нужно сказать, спиннингисты не возились с пойманными "лу-фарями; насколько они подвижны и ловки в воде, настолько беспомощны на берегу. Подбросившись в воздух два-три раза, луфарь далее остается неподвижно лежать на берегу. Я ни разу не видел, чтобы луфарю удалось уйти с берега в воду самому. Правда, было несколько случаев, когда пойманных луфарей подхватывала волна и уносила в море.

При некотором навыке и ловкости спиннинговая ловля луфарей делается очень добычливой. Наилучшие результаты у меня на глазах достигли два спиннингиста: местный житель и приехавший к нему погостить товарищ. Они, работая двумя спиннингами — одноручным и двуручным, за один день поймали 26 крупных луфарей. Луфарь в этот день подходил к устью два раза. Наши дела шли неважно: попадались большей частью небольшие луфари; в лучшем случае удавалось вывести средний экземпляр. Подводили лески толщиной 0,5 миллиметра; они были явно слабы и обрывались очень часто. Купить более толстые не удалось,— в ближайшем спортивном магазине в Гаграх их не оказалось. Достать на Кавказе необходимое рыболовное снаряжение в магазинах невозможно. Местные рыболовы-любители широко применяют поэтому самодельные блесны, катушки, не говоря уже об удилищах, которые изготавливаются из бамбука, в изобилии растущего на мысе Пецунда. Покупаются только лески.

О ловле луфаряПривезенных нами из Москвы блесен заводского изготовления хватило ненадолго. Когда они кончились, наш хозяин, у которого мы снимали комнату, заправский рыболов и опытный охотник, стал снабжать нас самодельными блеснами. К ним пришлось прибегнуть почти всем спиннингистам, как местным, так и приезжим. Больше других блесен принималась блесна, известная под названием инженера Сабунаева, трехгранная призма, оснащенная с одного конца тройным крючком, а с другого — карабином. Из жести сгибают длинную трехгранную коробочку и заливают ее свинцом или тройником. Блесна весит 50—60 граммов и забрасывается без груза. Луфарь не разборчив к блеснам, как я уже сказал, хватает все, что попадается перед глазами. Однако лучшие результаты дает все же самодельная блесна, напоминающая по форме и цвету рыбу сарган; делается блесна из хромированных колпаков автомобильных колес марок «Москвич», «Победа» и «Волга».

Эти колпаки мальчишки находят по обочинам шоссе Гагра — Пецунда, где проезжает много автолихачей. Блесна представляет собой обыкновенную, ложкообразную, сильно удлиненную, колеблющуюся блесну. Она забрасывается с грузом на коротком поводке.

Я был свидетелем поимки очень большого числа луфарей. Из десяти пойманных экземпляров в среднем только у одного крючок находился во рту; остальные были зацеплены за рот шщ за жаберную крышку с наружной стороны. Это убедительно говорит о том, что луфарь хватает блесну большей частью поперек. Поэтому ни на какие самозасекания рассчитывать не приходится: крючки впиваются в рыбу только в результате сделанной подсечки. Подсечка должна делаться немедленно, как только почувствуется поклевка; иначе, ощутив во рту металлический, твердый, несъедобный предмет, рыба его сейчас же выпусти изо рта. Малейшее промедление недопустимо.

Подсечка должна быть также очень сильной и размашистой (широкой). Луфаря нужно повернуть головой к себе и сразу его выводить. Если не удалось этого сделать в первый момент, то в следующий сопротивление рыбы возрастает настолько, что повернуть ее уже не удается, и дело кончается сходом рыбы или обрывом лески.

Первоначально я ощущал поклевку как зацеп, а затем, после своевременно сделанной подсечки, следовал сильный удар по лесе. Это луфарь старался освободиться от впившихся крючков, кидаясь в сторону. Очень часто при этом он выбрасывался из воды.

Пробовал я и несколько медлить с подсечкой после ощущения поклевки. В этих случаях я неизменно выводил пустую блесну. Спиннингист, удилище и леса должны противостоять удару и выдержать его. Обычная тактика спиннингового лова заключается в том, что в целях ослабления силы первого броска рыбы спиннингист сдает леску с заторможенной катушки, спасая этим лесу от разрыва, и иногда, на сравнительно тонкую деску, вываживает очень крупную рыбу. Такая тактика совершенно не пригодна для луфаря.

Тройной крючок в подавляющем большинстве случаев цепляет луфаря только одним острием и из-за твердости костей головы острие входит в тело на незначительную глубину, так что бородка почти всегда остается наружу. Если ослабить леску или позволить рыбе ходить на кругах, она сойдет с крючка немедленно. Луфаря нужно тянуть к себе как можно сильнее и быстрее, даже идя на риск оборвать леску; поэтому луфаря ловят на очень мощные лески. Хорошие результаты дают лески толщиной 0,7— 0,8 миллиметра. Более толстые лески затрудняют заброс. Толстая леска сильно парусит. Забрасывать блесну приходится почти всегда против ветра, который к вечеру нередко дует с силой в 3—4 балла. Мы чувствовали, что в стаях луфарей есть очень крупные экземпляры, вывести которых спиннингистам не удавалось даже при наличии мощных лесок. Правда, это было редко, но несколько раз луфари ухитрялись обрывать лески толщиной 0,8 миллиметра. Чтобы оборвать такую леску, нужно развить усилие более 20 килограммов. По приезде в Москву из литературы я узнал, что попадаются луфари весом более 13 килограммов. Такой великан может развить усилие до 50 килограммов. Здесь уместно сказать несколько слов об остальных деталях спиннингового снаряжения, потребного для ловли луфарей (о лесе и блесне уже сказало).

О ловле луфаряКатушка должна быть прочной и большого диаметра; последнее увеличит скорость выбирания лесы. Не следует иметь на катушке большой запас лески. Берите почти столько, насколько вы в состоянии забросить, прибавив 3—4 метра, чтобы луфарь не вырвал удилище из рук. Удилище необходимо иметь очень прочное, и желательно, чтобы оно было жестким и длинным. Длинное удилище позволит в критические моменты, когда леска по той или иной причине начнет сильно ослабевать, увеличить скорость вываживания рыбы простым отводом удилища назад. Этот маневр нужно держать про запас и применять его только тогда, когда леса сильно ослабнет и её не удается натянуть, работая только катушкой. Иногда случалось, что вытянутый спиннингистом на поверхность луфарь подхватывался волной и быстро несся ею к берегу. В этом случае и маневр удилищем оказывался недостаточным: приходилось бежать задом в глубь берега, сохраняя так леску в натянутом состоянии. Случались курьезы: смотришь — справа или слева от тебя спиннингист падает кверху ногами; это он споткнулся о бревно или корягу, выкинутую на берег морским прибоем.

Чтобы не бегать задом и не спотыкаться о коряги, некоторые бросают спиннинг и выбирают леску руками. Такой способ быстрой выводки луфаря- имеет свои недостатки: леска скапливается на берегу, и уходит много времени на ее намотку на катушку. Это в лучшем случае, но очень часто леска запутывается, и тогда считайте, что подход луфаря для вас пропал. Кфоме того, леска сильно режет руки, в особенности, если луфарь попался большой. Местные рыболовы применяют очень толстые бамбуковые удилища, похожие скорее на палки, чем на удилища,— настолько толстый у них конец, к которому крепится тюльпан.

Крючки применяются только тройные большого размера. Желательно иметь крючки белого цвета. Тонкие синие крючки, которыми оснащаются покупные блесны, не выдерживают тяжести луфаря и очень часто обламываются. Я нередко после рывка выводил пустую блесну, у которой на тройнике не хватало одного острия.

Кроме спортивного интереса, ловля луфаря спиннингом является и серьезным подспорьем в домашнем хозяйстве. Представьте себе радость матери, которой пятнадцатилетний сынишка притаскивает трех рыб весом в среднем по два килограмма каждая, причем это повторяется на протяжении длительного периода.
Луфарь очень вкусная рыба; мясо мускулистое и в то же время мягкое и нежное; жирность умеренная. Мясо луфаря не имеет запаха, свойственного многим жирным рыбам. Специфический кислотный привкус, присущий таким морским рыбам, как пеламида и ставрида, у луфаря значительно ослаблен, и остаток его придает мясу вкус деликатеса. Костей мало, они легко отделяются от мякоти. В основном это кости позвоночника. Цвет мяса белый, с легким розовым оттенком.

Местное население употребляет луфаря в пищу в вареном, жареном и копченом видах. Семьи, живущие у самого моря, умеют его солить и затем вялить. В таком виде его сохраняют впрок.

Рыболовы, промышляющие рыбой, ходко сбывают луфаря на рынках в Гагре и Пецунде. Покупатели отдают предпочтение лу-фарю перед другой рыбой.
Успешная спортивная ловля в устье Бзыби привлекла внимание профессиональных рыбаков. Ежедневно из Гагры и Пецун-ды навстречу друг другу выходило по моторному баркасу. Рыбаки обследовали прибрежную полосу в надежде наткнуться на косяк ценной рыбы.

На баркасах были команды по пять-шесть человек. Люди, часами терпеливо ждали появления луфарей и внимательно следили за спиннингистами: как только кому-нибудь удавалось выбра-сить на берег луфаря, рыбаки с баркасов немедленно делали заметы легкими неводами. Каждый замет давал рыбакам двадцать, а то и тридцать луфарей.

К концу августа сшшнинговый лов луфаря стал ухудшаться. Зата вдоль морского берега стал понемногу брать бычок на закидные донные удочки. Через несколько дней я поймал небольшую рыбку, покрытую красными пятнашками, как радужная форель. Мальчишки очень обрадовались и авторитетно заявили, что скоро будет хорошо ловиться барабуля. Половить барабулю нам не пришлось. Десятого сентября мы уехали в Москву.

Правильное название рыбы я нашел в Большой Советской Энциклопедии. После этого я легко нашел литературу о луфарях, она оказалась скудной.
Вот что удалось узнать из литературы: луфарь — хищная, очень прожорливая рыба. Она истребляет рыбы гораздо больше, чем нужно для ее питания. Пищей луфарей служат сардина, анчоус, мелкая кефаль, скумбрия, сельдь и др. Помимо рыб, луфарь питается различными ракообразными, моллюсками, червями. Молодь луфаря, как и взрослые особи, очень прожорлива: поедает мелкую рыбу, личинок, моллюсков, рачков, червей. Луфари водятся в теплых морях Атлантического, Индийского и Тихого океанов и бассейна Средиземного моря.

В СССР луфарь встречается в Черном море, откуда весной через Босфор проходит в Мраморное море для нереста. В Черном море нерест, по-видимому, не происходит. В Атлантическом океане массовый нерест бывает в некотором отдалении от берегов. Обычно луфарь держится в прибрежной зоне.

Луфарь появляется в том или ином районе подчас громадными стаями, преследуя косяки других рыб, являющихся его добычей. Исчезает так же внезапно, как появляется, и не встречается в данном районе до следующего года. Случается, однако, что луфарь не появляется по нескольку лет в тех районах, куда заходил ранее. У берегов Африки луфарь встречается на протяжении всего года — в разных районах, в разное время. В Крыму отмечен подход луфаря к берегам Карадага в ноябре месяце.
Переглядiв: 22-08-2015, 16:34  
Push 2 Check
Сайт о рыбалке. Всех прав не защитишь